ONLINE-консультант
icq: 675246741

Интервью с неординарной художницей Александрой Дугаровой

Конец зимы в Художественном музее им. Ц.С. Сампилова ознаменован открытием персональной выставки неординарной художницы Александры Дугаровой. В интервью она рассказала о  призвании художника, эстетике своих работ, арт-рынке, коснулась вопроса о художественной критике, а также поделилась мнением о  культурной среде нашего города.

Последняя ваша персональная выставка в Художественном музее им. Ц.С. Сампилова прошла в конце 90-ых, расскажите, чем вы были заняты все это время?

Александра Дугарова: До экспозиции организованной в 1997 году в Художественном музее, у меня состоялась небольшая выставка в Молодежном театре на Димитрова,2. Я благодарна им за ту необыкновенную  атмосферу свободы и дружелюбия! В 2000 году была организована еще одна персональная выставка в Музее истории им. М.Н. Хангалова. Тогда меня выдвинули на госпремию, а я была в Индии и даже не знала об этом. Премию получил другой художник, но мне было дорого внимание сотрудников музея. В то же время у меня начался период выставок в Германии, я застала период интереса запада к искусству загадочной Сибири. Тогда эта поездка для меня была важной, хотелось воочию увидеть и понять, что такое современное искусство. К тому же, я член Союза художников России, что возлагает определенную ответственность — обязательное участие во всероссийских, региональных выставках. Некоторый спад активности был связан с чрезмерной занятостью на период работы директором в художественной школе 2004 — 2010 годах, а также по семейным обстоятельствам.  Если дорогим и близким  нужна твоя помощь и внимание, все остальное, искусство, работа становится второстепенным.

 Что вас вдохновляет?  И как это сказывается на эстетике ваших работ?

А.Д.: Я считаю, что самые неожиданные вещи могут вдохновить, даже серые стены, неприглядные на первый взгляд. Грязь, надписи, отлупы на стене — можно подать так, чтобы зритель воспринял эстетически. Это не для продажи, а для того, чтобы поделиться своим видением. Неприметное имеет своё очарование, например, старые дома могут быть прекрасны, с их несовершенством, обветшалостью — это выражает движение жизни. А вообще внутреннюю кухню художника сложно передать. Преобразование увиденного, переосмысление и трансформация формы  для нас очень важны, человек должен быть искушенным, чтобы творить что-то своё, для этого мы и учимся. Как говорила Анна Ахматова: «Если бы вы знали, из какого сора растут мои стихи, не ведая стыда» — это высказывание применимо почти ко всем творческим людям.

         Какой вид искусства у вас вызывает пиетет, и почему? 

Люблю архитектуру. Во всем мире, в разные времена — эта деятельность считалась искусством, а потом уже инженерным мастерством. Архитектура имеет сильное воздействие на сознание человека. Некрасивые и неухоженные дома, неудачные строения влияют на мое настроение, чтобы не расстраиваться иногда закрываешь глаза на многие вещи, в том числе, и на здания нашего города.

Мне интересно практически все, в последнее время мне нравится минимализм в дизайне, архитектуре, живописи и музыке. Люблю классическую музыку, современную, экспериментальную, этническую. Мне очень дороги старинные тункинские песни в исполнении моей мамы. С уходом этого чистого как родник поколения, уходит потаенная часть души, и это невыразимо грустно. Теряется благородная аутентичность.

Вы много путешествуете, судя по тому, что ваши выставки часто проходят за рубежом. Какие города вам нравятся и почему? 

— Это большие и малые города мира, это культурные центры от Парижа, Нью-Йорка до Улан-Батора,  где много отличных музеев. Обожаю современные проявления городской культуры: граффити, стрит-арт — неангажированные направления, свежие и свободные, так можно выделить работы безудержного Баския, остроумного Бэнкси и т.д.

В разное время существовали страны и города, которые считались средоточием высшего проявления искусства. Понятно, что сейчас во время глобализации центр искусства сместился, по вашему мнению куда?

— Есть нации избалованные искусством, например, Италия, Франция, они остаются культурными Мекками. На сегодня можно выделить то, что искусство в Европе, Америке, Австралии, Азии, Африке стало международным. У них давно сложилось такое единое культурное пространство. Основная культурная тусовка сосредоточилась в Америке, и в разных местах Европы. Все европейские художники стремятся в Нью-Йорк, Германию, Нидерланды, в Мексику или Великобританию, где искусство развивается, и нет рамок. Мы мало знаем о Венецианском биеннале — престижной международной площадке, о фестивале в городе Касселе в Германии, которая пройдет в Греции в этом году,  много чего не знаем или не интересуемся. А ведь все движется, перемещается, меняется, ломается, создается. Надо стремиться заглянуть туда и понять, есть ли там свободное местечко современному художнику из провинции? Может оказаться, что мест нет, все занято, все сказано, все сделано, тогда ты просто стремишься стать заслуженным, думая, что это звучит гордо и утешительно.

Быть художником – это особое призвание. Как выживают художники сегодня, во время рыночных отношений?

Призвание – это сверхзадача, а есть ежедневные заботы. Сейчас каждый шаг, к сожалению – это деньги, иногда немалые. Выставки в музеях  — это реальная помощь и поддержка для нас.

Многие местные художники, возможно, не готовы к рыночным отношениям, нет драйва, куража, нет идей и амбиций, а частные галереи тоже не могут возникнуть там, где нет художественного коловращения  и творческого разнообразия, как мне кажется. Поэтому в Улан-Удэ и нет частных галерей как в Москве. Есть салоны, где продают картины художников, но и их у нас мало.

По вашему мнению, каким должен быть художник в современном мире?

— Художник — это трудяга, он должен много работать, ему необходимо научиться поддерживать внутреннюю дисциплину, сосредоточиться на важном, не отвлекаться на мелочи и суету, не ударятся в разные дурные привычки, не киснуть в болоте, быть немного открытым для общества, и немного замкнутым для размышлений. Ведь жить в этом мире тоже искусство, где кроме профессионального призвания, есть и нравственный выбор. Если ты не развит духовно, безразличен к окружающим и близким то, всё что ты умеешь теряет ценность для общества.

 

Расскажите о значении частных галерей и музеев для художника?

— Задача галериста помочь продать работы, проще говоря, дать почувствовать творческому человеку почву под ногами. Галерейное дело возникло почти сто лет назад. Художник Пикассо, стал знаменитым благодаря таким галереям и знаменитым галеристам. Подобных примеров много, когда посредники играли большую роль в становлении художника.

Музей ставит пропагандистские и исследовательские задачи, место, которое собирает и бережно хранит и изучает коллекции. Для меня музеи приоритетны из всех имеющихся идей сохранения культуры. Картина, скульптура в частной коллекции, выступают как дизайнерские элементы интерьера, или способ помещения капитала, если это признанный шедевр. И все же, когда хорошая картина висит над диваном – это радость одного человека, одной семьи и их друзей. Картины в музеях — это другое счастье,  для всеобщего обозрения, для чего и существуют временные показы большому количеству людей. И самое главное, на мой взгляд, что лучшие работы должны оставаться в музейных коллекциях. Серьезные частные коллекции тоже выставляются на всеобщее обозрение и иногда передаются навсегда музеям, что в итоге подчеркивает приоритет и важность их.

Пользуются ли спросом ваши работы? И важно ли это для вас?

— Если находятся покупатели – это всегда хорошо. Я не думаю об этом в момент работы, но и не жалуюсь на отсутствие покупательского интереса.  Искусство в принципе любят везде, в разной степени, правда. Когда люди готовы платить за картину, значит — это для них важно.

У нас в Бурятии любят и покупают искусство, просто из любви к нему, к своим художникам, чтоб поддержать их. А есть большой сложный художественный рынок, нам все еще малопонятный и малодоступный. В Улан-Удэ все еще нет галереи, которая была бы в орбите современного галерейного дела в России. Мы не созрели, так как арт-рынок, это не только добрые покупатели к 8 марта, а повышенный и более серьезный интерес к искусству со стороны организаторов, дилеров, коллекционеров и любителей. Пока этого нет в Бурятии. Это удел развитого общества с очень зрелой и динамичной экономикой, развитой художественной инфраструктурой со славными традициями в прошлом и устремленностью в непонятное и манящее будущее, где правит атмосфера движения, вызова, соревнования идей и амбиций художников, кураторов и даже инвесторов. Словом, движуха, простите за вульгаризм. В Бурятии, как и в России, к счастью, существует государственный механизм: гранты, стипендии, плановые музейные выставки, что уже является материальной и медийной поддержкой художнику, такая вот годами сложившаяся какая-то стабильность, что тоже неплохо.

Исходя из устава, поддержка от творческого союза должна быть, но это тоже печальное состояние нашего творческого сообщества, в отдельно взятом отделении уважаемого союза.

У Вас есть разные картины, если отталкиваться от восприятия. Много таких, где цвет играет главенствующую роль. Расскажите о создании своих работ?

— Цвет и рисунок очень важен. Я начинаю с эскиза, рисунка. Делаю наброски карандашом. Это делает любой художник. Некоторые работы выполнены спонтанно, а есть, которые обдумываешь. Даже если маленький эскиз переносится на холст, что-то неизбежно меняется: масштаб и даже цвет, это непросто, когда  подбираешь определенные оттенки и думаешь о гармонии. Есть некая универсальность в восприятии пространства, цвета, образов, которая помогает нам понимать друг друга. Каждую минуту людей окружают цвета, линии, игра света и тени. Так и картина — это образ, выраженный через гамму формообразующих находок.

Важны ли вам условия для создания работ?

— В нашей жизни всё важно, даже мелочи. А просто необходимы, такие условия, как: материальная независимость, крепкое здоровье и хорошее настроение.

Какое время года вы любите и почему?

— Все времена года прекрасны, только зима у нас длинная и холодная. Слишком долго носим тяжелую и теплую одежду. Нравится когда идет снег, дождь, опадает осенняя листва, гремит гром и сверкает молния, светит  солнце, набегают тучи, кучатся облака, зеленеет трава, набирают сок деревья и расцветают цветы. А летом плохо, что бывает сильная жара, из-за этого невозможно сосредоточиться.

Ваши пожелания молодому поколению тем, кто только начинает свой путь в изобразительном искусстве.

— Надо стремиться к профессионализму с долей любознательности. Период подражания, заимствования и компиляций в той или иной степени присутствует у всех. Главное — не увлечься, а то можно застрять.

Кто ваш потенциальный зритель? Как вы относитесь к критике?

— Я не думала над этим вопросом. Я сама первый зритель и критик своих работ, если мне картина не нравится, то я расстаюсь с холстом и замыслом. А выставка — это случай, когда можно встретиться с друзьями, коллегами, просто незнакомыми мне людьми, у всех есть свое мнение, какой-то свежий взгляд, который художнику полезен.

Посещаете ли вы выставки?

— Я любопытная, люблю бывать на выставках. Не очень воспринимаю Дали, еще со студенчества, но всё же смотрю иногда.

         Как вы оцениваете культурную среду нашего города?

— Культурная среда в нашем городе, очень спокойная, не хватает встряски, разнообразия, вызова. Хочется столкновения взглядов, гармоничных отношений между людьми, где каждый может высказать свою точку зрения, которая не вызовет резонанс и бурных эмоций, а воспримется, как одно из мнений. Ведь культурная среда подразумевает думающих людей, которые делятся своими мыслями, спорят — это и есть движение. Радикализм тоже важен в искусстве — это и есть подвиг гения. Нужно уметь прислушиваться к тому, что происходит, критиковать и не бояться мнений. У нас многое зависит от средств. В Улан-Удэ нереально привезти Кусама, Джакометти, Мура, Модильяни или Аниша Капура. Хочется, чтобы в Бурятии люди больше знали о современном искусстве, не все могут выехать с этой целью  в другие города и страны.

Что вы можете сказать о бурятском искусстве? Имеет ли оно точки соприкосновения с мировым?

— Создается ощущение, что современное бурятское изобразительное искусство варится в собственном соку. Я разделяю прошлое и настоящее в этом вопросе. Наше замечательное культурное прошлое созревало долго в иных исторических условиях, самым естественным образом, поэтому оно убедительное, прекрасное и не придуманное. А сейчас мы имеем ностальгию по тем временам, в которых не жили, не видели, не прочувствовали, но как-то ощущаем. Художники этнофутуристического толка широко эксплуатирует этническую тему, считаю, что сейчас это направление можно сравнить с соцреализмом. Плохо, что это грозит стать нашим предельным уровнем или потолком.  А художник мирового значения — мыслитель, а не только носитель определенной замечательной культуры. У такого художника нет рамок, он не ограничивает себя в поисках, с удовольствием вырывается из контекста привычного, регионального, традиционного. Здесь, в Бурятии очень удобно, приятно. Не мне судить, но каждый, решает для себя, где ему комфортнее.

Беседовала Нина Сахилтарова

Персональную выставку Александры Дугаровой можно увидеть в Художественном музее им. Ц.С. Сампилова до 26 марта включительно